Только для лиц достигших 18 лет.
 
On-line: гостей 9. Всего: 9 [подробнее..]
АвторСообщение
администратор




Сообщение: 64
Зарегистрирован: 21.06.07
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.06.07 00:52. Заголовок: Горький А.М., рассказ Экзекуция, журнал Колхозник 1935


ЭКЗЕКУЦИЯ

«Экзекуция - исполнение судебного решения».
Словарь юридических терминов.

Май был сухой, дождь только дважды оросил жёсткий суглинок полей деревни Дубовки, и
опять хвастливо развернулись, всё более медленно пошли длинные, жаркие дни. С июня зашумели
сухие грозы, обманывая надежды крестьянства. Только во второй половине июня небо сплошь
покрылось оловом облаков и на поля посыпалась мелкая пыль дождей, назойливых по-осеннему.
- Видать, и семян не воротим, - уныло соображали хозяева Дубовки, глядя на
взъерошенные скудными всходами клочья своей земли, - она даже в урожайные годы давала
тридцать пять - сорок пудов при посеве восемь - десять на десятину.
Удобрять её нечем было, скота мало, лошадные мужики ездили за сорок две версты в
город и, покупая там навоз у дворников купеческих домов, немножко подкармливали свои
наделы, даже платили навозом безлошадным беднякам за батрацкую работу. Вообще Дубовка жила
трудно, как и многие деревни этого скудного уезда, а волость, в которую включалась Дубовка,
особенно славилась бедностью и частыми продажами имущества крестьян за недоимки. Из
пятидесяти двух семей Дубовки половина мужиков осенью уходила в город колоть дрова
мещанству по 15-20 копеек за погонную сажень, весною – набивали погреба снегом, скалывали
грязный лёд на улицах, хватались за всякую работу, только б сохранить семье лишний кусок
хлеба. Зимою плели лапти из лыка, тайно надранного в монастырском лесу, плели вентели для
ловли рыбы (вентель, также вентерь, мережа, морда - рыболовный снаряд, сетчатый кошель на
обручах с крыльями -Ред.) и корзины из прутняка, нарезанного в оврагах. Бабы нередко
уходили в город в прислуги, и многие приживались там, бросая мужей.
Дубовка прикрепилась на извилистом берегу какой-то древней реки, она капризно
избороздила землю долинами, оврагами, построила холмы, и от неё осталась узенькая, почти
пересыхавшая летом двуимённая речка Юла, или Безымянка. Весною Юла собирала в себя ручьи с
полей и, пополняясь рыжей, глинистой водою, ежегодно обрывала, обламывала берега,
понемножку сокращая площадь посевов и узкую полосу лугов. Бедность и убожество Дубовки
никого не удивляли, - деревня славилась дерзостью мужиков, пьянством и сердитым отношением
к ней начальства, - начальство сердилось не только за неплатёж налогов, а и за то, что
считало мужиков Дубовки кляузниками, склочниками, любителями судиться.
Был в Дубовке свой мудрец, солдат Ераков, защитник Севастополя, маленький, тощий, с
бритым подбородком и баками, с длинным носом дятла и сердитыми глазами под навесом седых
бровей, человек гордый, уверенный в своей мудрости. Прилепился он на околице деревни в
хорошей избе с большим огородом, имел десять колодок пчёл, любил читать псалтырь по
усопшим, учил людей правилам хорошей жизни и терпеть не мог детей. В огороде у него
работали бабы-соседки и старуха, вторая его жена, забитая героем до полной глухоты. Он
рассказывал, что дубовцы были переселены на эту неплодородную землю из Смоленской губернии
после войны с Наполеоном в наказание за бунты и что до воли, до 61 года, он в Дубовке был
«бурмистром», но никто из стариков слова «бурмистр» не понимал и Еракова начальником
крестьянства не помнил. Как многие из деревенских мудрецов той поры, он объяснял тяжесть и
горе деревенской жизни очень просто.
- Забаловались люди. Не верят ни в бога, ни в беса, живут для брюха. И царя не
жалеют, а царь об нас печётся - волю дал, думал - народ богаче будет. Ну - ошибся его
императорское величество. Молодой был, добрый, в молодости и волчонок добёр. При помещиках
- лучше жили, тогда власть была у мужика на вороте, а не в городе. Помещик знал: от
голодного мужика, как от козла, ни шерсти, ни молока. Он ходил по земле своей с палочкой и
всё видел: одному - поможет, другому - по шее наложит. Ну, люди и жили в порядке. А теперь
вот земство завели, а оно, земство-то, на даче сидит, в карты играет с вечера до утра.
Свечки в стеклянных пузырях жгут, чтобы насекомое не беспокоило. Сам видел это баловство. А
мужики с помещиками судятся, чего никогда не было.
Кроме Еракова, был ещё мудрец Серах Девахин, портной, птицелов, охотник, мужик дикого
вида: широкоплечий, но сутулый и плоскогрудый, как будто раздавленный. Ходил он по земле не
торопясь и как-то неуверенно раскачиваясь на длинных ногах; лицо имел высоколобое,
стиснутое густейшей светло-русой, как бы полинявшей бородой, он вообще был чрезмерно
волосат, кустики волос росли у него даже на пальцах рук. Портной, а сам одевался неряшливо,
в какие-то грязные и рваные лохмотья, точно на показ своей бедности. Ему было за сорок лет,
но солидные люди звали его - Серёжка. Странно было видеть на узком лице Сераха большие и
очень красивые синеватые бабьи глаза, его глухой тяжёлый голос и дикий вид никак не
совпадали с мягкой улыбкой этих глаз. Он был любимцем женщин и парней. Это они наименовали
его Серахом, всегда внимательно слушая его размышления и, должно быть, считая «блаженным».
Покуривая пятаковую глиняную трубку на длинном самодельном чубуке, он гудел, глядя в землю:
- Вчерась в лесу выбрал сухое местечко - лёг, уснул. Проснулся - гляжу: гриб стоит,
крепенький такой молодчик, белый гриб. А когда ложился я - не было его. Вот, ядри вашу
долю, гриб три часа растёт, а жеребёнок года.
Матерно он ругался редко, а когда его спросили, почему он говорит «ядри», «ядрит», -
объяснил:
- Ядро - значит зерно, самая суть. Ядри - стало быть, крепи, грей, накаливай, как,
примерно, кузнец. Не накалишь - не скуёшь. Это и людей касаемо.
Такие его речи были мало понятны, но привлекали молодёжь тем, что не похожи были на
обычные речи дедов, отцов и всегда служили началом для иных речей.
- Зря трётесь, ребята, в город надо уходить, на фабрики, - негромко и раздумчиво
гудел он. - Там народ рабочий грамотнее, ловчей, богаче. Там - пестрота! А у нас: зимой
бело да морозно, летом зелено да знойно. В одну пору - снег, в другую - пыль. Эдак-то жить
не больно охота. В городе человек может цену себе поднять, а здесь: ты - на гору, сосед –
за ногу. Вот Лобов начал сад разводить, а вы, ядрит вашу долю, все посадки у него
выдергали. У нас состязание неправильное: состязаются для того ради, чтоб один выше другого
не лез, все должны одинаково картошку есть. В городе - там всякий ярится другому на плечи
вскочить, там - не зевай! Васька Гогин улицы мостит, брюхо отрастил, у него под рукой более
полусотни людей ходит, а когда он парнем был, я ему, дураку, морду бивал, как хотел.
Солидные люди считали Сераха смутьяном, вредным человеком, и Влас Белкин внушал
парням:
- Вы Серёжку не слушайте, он - дурак и всё врёт.
- А какую неправду говорит он? - спросил бойкий подпасок Костяшка.
Белкин ответил:
- Правды много, её - как васильков во ржи. Случайно и дурак правду сказать может,
однако учат добру не дураки, а старики.
Белкин - небольшой, сытенький, круглоглазый, горбоносый, похож на филина. Он держал
лавочку, скупал у мужиков и баб лапти, корзины, всякое рукоделье, платил керосином,
сахаром, чаем, нитками, иголками и всякой мелочью. У него было два сына - один в солдатах,
другой работал грузчиком на Волге и уже третий год не являлся на зиму в деревню.
Румянорожий Белкин тихонько покашливал, притворяясь нездоровым, но, овдовев с год тому
назад, усердно сватался к Левашевой Христине, одинокой женщине, не любимой деревней. Не
любили её за то, что она пренебрегала парнями, да и вообще мужики не пользовались её
благосклонностью.
В прошлом жизнь её была несчастная, потом стала тёмной. Отец, коновал, выдал её замуж
за слесаря в затон на Оке, но вскоре пьяный утонул вместе с зятем. Христина, родив ребёнка,
умершего через месяц, пошла в кормилицы к каким-то дачникам, уехала с ними в город, и лет
десять о ней не было «ни слуха ни духа», а потом она вдруг явилась, солидная, красивая, с
нахмуренным лицом, дерзкая на слово. Поставила себе уютную избёнку в два окна, развела
огород и, когда надо, нанимая работать развесёлую бобылку Дуняшу Котомину, жила одиноко, не
очень приятельствуя с бабами, но охотно принимала в гости, всегда вдвоём, Сераха и бывшего
грузчика Лобова, чернобородого мужика с отрезанной ступнёй левой ноги, прозванного
Однопятым. На святки, на пасху к ней приезжала из села старушка учительница и будто бы
учила Христину грамоте - над этим в Дубовке посмеивались. В сватовстве Белкину она отказала
и, должно быть, обидно. Он после этого начал рассказывать, что Христина три года сидела в
арестантских ротах, а после того занималась стыдным ремеслом в публичном доме. Зная, что
Белкин ни о ком, кроме себя, не умеет сказать доброго слова, ему вообще не верили, но
рассказы о Христине многие приняли как правду, - Белкин был в дружбе с урядником. Однажды
Христину пробовали ограбить, но она вовремя проснулась и поранила чем-то грабителя, - он
ушёл, оставив кровавый след. Другой раз парни вытоптали ей гряды в огороде, после этого она
явилась на сход и сказала:
- Вот что, миряне, я - баба сильная, если поймаю которого из ваших балбесов, убью!
Сказала так, что поверили: убьёт. А приятели её, Лобов и Серах, обещали парням кости
переломать. Христину оставили в покое, но ещё более крепко невзлюбили.
- Под барыню живёт, сука!



Три года Дубов

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  1 час. Хитов сегодня: 1122
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Добро пожаловать на другие ресурсы