Только для лиц достигших 18 лет.
 
On-line: гостей 3. Всего: 3 [подробнее..]
АвторСообщение
постоянный участник




Сообщение: 18
Зарегистрирован: 22.07.15
Откуда: Cамара
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.08.15 11:30. Заголовок: Магия боли (психоаналитические этюды)


С творчество этого автора первый раз столкнулся лет десять назад. Когда на страницах «Крутого мена» была опубликована его красивая сказка «Элоиза», навеянная одной трогательной историей из далекого средневековья. Автор достаточно разнопланов, а многие его произведения затрагивают проблемы воспитания. В данном случае выкладываю один из его психоаналитических этюдов


Автор . Николай Филиппов

Магия боли

психоаналитические этюды

Автор - психолог - консультант , действительный член Московской психоаналитической ассоциации , представитель школы реального психоанализа , опирающегося не только на клиническое и теоретическое наследие фрейдизма и постфрейдизма , но и на междисциплинарный характер , интеграцию современной психологии , психотерапии , этнопсихологии , истории и социологии . Книга «Магия боли» - первая , из задуманной серии , в которую так же входят : «Магия наслаждения» и «Экстаз жизни» .

Пароль выживания

Вы не замечали , что мы все очарованы болью ? Появившись на свет в родовых муках , потом всю жизнь мы пытаемся снова и снова пережить те первые , наполненные криком и страданиями , мгновения нашего бытия . О , нет , это совсем не только стремление к смерти , и даже не заигрывание с ней . Боль - пароль выживания , объяснение многих странностей нашего существования. Почти все мы боимся боли . Боимся как таковой . Боимся признаться даже себе , что часто и противоположное чувство - наслаждение для нас возможно не иначе как через собственное страдание - физическое или духовное . Нам не очень уютно от мысли , что проявления высшей духовности уживаются в нас с самыми грубыми , примитивными , порой даже первобытными животными инстинктами. Конечно , приятнее видеть себя возвышенным тургеневским героем или идеально отрешенным - блоковским. Но , другие мы, другие...
Русский человек рожден на страдание . Страдание очищает его душу, облагораживает , готовит к победам в жизни . В нем он черпает силу и мудрость . Приглядитесь внимательнее - любой русский гораздо труднее переносит свой успех ,славу , богатство , внешнюю красоту , чем неудачи . Юродство он возводит в сан святости , а их уст пастырей своей религии Православия , вот уже почти две тысячи лет слышит : «Жизнь без страданий опасна. Бог , который не наказывает нас - это Бог , который не занимается нами» .
Так , веками формировался тот уникальный менталитет русского человека , «тайна русской души» , до сегодняшнего дня непонятная и пугающая иностранцев . Вот , к примеру , свидетельство одного из них , итальянца Паулини , датированное аж 1689 годом . « Русские ( в особенности женская половина их ) , смотрят на побои как на своеобразное доказательство любви и благосклонности. Странным образом , русские женщины бывают наиболее довольны и веселы тогда , когда получают добрую встряску от своих мужей» . В народе эта особенность русской семейной жизни еще более метко определена поговорками : «Жену не бить- милу не быть», «Бьет - значит любит» . А многовековой обычай субботних порок детей ? Он существовал только на Руси - придуманный самим народом своеобразный психотерапевтический сеанс - очищение болью . Известная православная формула : «все равны перед Богом» - вдохновляла участников наказания : никто не чувствовал себя обиженным . Заглянем в «Исторические судьбы русской женщины» книгу историка Сергея Шашкова , изданную в 1879 году. В ней описывается то , как происходил у наших предков свадебный обряд : « Жених , после венчания получал плеть от отца невесты и трижды бил ею новобрачную в знак власти над ней . Сама плеть называлась «державою».
Что же это за модель жизни , принятая русским народом - существование через страдание ? Существования в котором боль как очищение , как переход на новую ступень чувственного и духовного развития ? Существования , в котором наше «Я», наша ментальность проявляются наиболее полно и ярко. Впрочем , вариантов бытия в ней «Я» не так уж много . «Я» - утверждающее , так называемый сценарий жизни , «Я» - отрицающее - сценарий смерти . «Я» - отвергнутое родителями , «Я» - подавленное матерью, «Я» - искалеченное отцом. Но человек , существо общественное . Прикоснувшись к тайне магии боли прочувствовав ее , он стремиться сделать ее достоянием других , превратить личное знание в общественное явление . Здесь , после выхода из своего «Я» русский человек уже не одинок .
В разные эпохи и в разных странах люди искусно маскировали свое влечение к боли , а еще чаще свое сопереживание созерцанием чужих страданий,под воспитательную , религиозную или светскую необходимость . Так возникли такие явления в истории человечества как спартанское воспитание , древнеримский культ порки , процессы инквизиции над ведьмами , русский крепостной театр и дисциплинарная система нацистких концентрационных лагерей. Вот уж где страсть к боли раскручивалась на полную катушку !
Но этим занималась лишь часть очарованных болью . Другая - прямо противоположным , не раскруткой , а поиском защиты от разрушающей силы болевого влечения . Кто - то из них погрузился в мир эротических грез, пытаясь яростью переживаний изгнать из себя беса мучительства .Кто - то , прячась от разрушающей страсти , превратить все в игру, бесконечный садо - мазохистский спектакль. А кто , не мудрствуя лукаво, бросил себя под ноги очередному божеству : « Мучай меня, Великий !».
Обо всем этом - мой дальнейший рассказ .
Часть первая : Прикоснувшиеся к тайне

Баллада о материнской розге

« Розгой будем мерить стих ,
Рифмы - свист жестокой порки».
Слова , вынесенные в эпиграф принадлежат классику русской литературы, поэту и прозаику «серебрянного века» - Федору Сологубу (Ф. К. Тетерникову ; 1863 - 1927 ). То , что это не поэтическое преувеличение , а четкая , продуманная , что называется «выдышанная жизнью» позиция , легко убедиться , полистав , ставшие только совсем недавно достоянием широкой общественности сологубовские «Афоризмы» . Вот некоторые из них :
« Люди любят побои , - потому что любят родителей .
Всего приятнее - сочетание стыда и боли.
Испытание боли дает жизни полноту и значительность ; только ничтожные люди не выносят боли.
Надо страдать , - для души , для детей , для счастья , для здоровья. Предки были мудры , когда секли детей, ибо надо страдать» .
Кто он был - Федор Кузьмич Тетерников ? Одинокий садомазохист от литературы , вечный мальчик , «отрок чернокудрый» , свихнувшийся на порке?
В том - то и дело , что нет .Садомазохисткая терминология здесь абсолютно неприемлима .
В собрании музея Института русской литературы сохранилась фотография семилетнего Феди . Ангелоподобный ребенок напряжен и смущен перед объективом фотографа . О чем он думает? О бывшей или предстоящей порке , которая обязательно случится , если маме не понравится его поведение, или еще о чем - ни будь неприятном , таком как , стояние голыми коленями на горохе, например , за то , что «на вывески головой много крутился» ; неизвестно . Но то , что жизнь маленького Феди была до краев наполнена физическими наказаниями, факт . О нем пишет сам Соллогуб в своей «Канве к биографии»:
«У матери . Смерть отца . Лег на стулья и заплакал . 1867 .
Мальчик Витя. Он сломал ноготь . Меня больно высекли.
Рукавички дал мальчику подержать . А тот их украл . Мать ходила меня искать. Потом порка .
Сады и розги в Прачешном переулке .
Розги в доме Северова дважды. Мое красное лицо . Розги в доме Духовского , часто .
Драка на улице . Не давай сдачи . Высекли .
Мои муки при учении грамоты . Крики бабушки . Колени . мать меня уводит. Сечет.
Наклейка почтовой марки на письмо. Сначала смеялись , потом высекли .
Елена Ивановна привела меня в школу. Дома вечером для острастки порка.
Я разбил термометр . Ругань ночью при гостях . Еще раньше ругань бабушки. Жестокая порка» .
Так , что как ни верти , Феденька , Федор , Федор Кузьмич стал таким поклонником розги не по случаю , и не в результате каких - либо физических - гормональных , или психических нарушений , а волею и желанием своей матери Татьяны Семеновны Тетерниковой , своего , как он ее сам называл , «строго родителя» .
Зачем простой малограмотной русской женщине все это было нужно ? Можно догадываться , можно и понять , опираясь на известные нам факты из биографии Сологуба .
Обращает внимание на себя то , что такое « взыскательное до жестокости воспитание» стало применяться к Феде сразу же после смерти отца . Помимо забот о нравственном здоровье сына , Татьяна Семеновна так же решила вести беспощадную борьбу с наследственной болезнью , якобы преследующую род Тетерниковых . Вполне понятная реакция на смерть близкого человека. Попытка уберечь , спасти от несчастья других членов семьи и , в первую очередь , конечно же наследника , будущего мужчину , мужа - Феденьку .
Что для этого нужно ? « Простые и суровые средства». Без всяких там барских прихотей . И Феде вплоть до двадцатилетнего возраста приходилось с ранней весны и до поздней осени ходить босиком , везде даже в училище и в церковь . Дома его одеждой были : в теплые дни короткий полосатый халатик из льняного полотна на голое тело ; в остальные в том числе и ненастные дни рубашка блуза , кожаный поясок , штаны короткие до колен.
А теперь посмотрим на эту же картинку с другой стороны . Чего добилась Татьяна Семеновна ? Только одного с годами мальчик не только превращался в юношу , но и становился убежденным гимнофилом - поклонником наготы . Да и иначе быть и не могло. Материнская воля вынудила его ломать свое «Я». При врожденной застенчивости и стыдливости он фактически постоянно чувствовал себя без одежды. С годами переживания и стыд , сменило восхищение своим состоянием . «Люби наготу , - только она прекрасна. Нагое тело свято , одетое грязно . Ибо одежда покров для грязи», - запишет уже в зрелые годы Сологуб в своих «Афоризмах» . А тридцать шестой главе романа «Тяжелые сны» пойдет еще дальше , утверждая « спасительную и очищающую красоту обнаженной плоти».
И все бы ничего ,если бы размышления юного гимнофила не переплетались бы с постоянными материнскими наказаниями :
« Глаза горят , лицо пылает ,
Но все же мальчик приучен
К повиновенью , и снимает
С себя одежды , плача , он » .
Это стихи - воспоминанье написаны 26 - летним Сологубом . Воспоминанье , впрочем , довольно свежее ( мать секла Федю до 20 лет ). Его порке всегда сопутствовало полное обнажение с последующим «раскладом на короткой лавке»:
«В саду , подальше , - там березки ,
Такие светлые стоят.
От веток их порой полоски
По телу моему скользят .
Сперва они на белом поле
Ложатся , узки и красны ,
А после , с возрастаньем боли ,
Смотря по степени вины ,
Они синеют , багровеют ,
На поле красном так близки ,
И вот уж капли крови рдеют ,
Сливаясь скоро в ручейки...»
Год за годом , наказанье за наказаньем и произошло то , что должно было произойти . Нежный мальчик , постоянно заливающийся краской , стыдящийся и боящийся и самих розог и боли от них , и своей наготы перед матерью, а в более старшие годы пугающийся возможного пробуждения своего мужского естества , - все это не могло не вызвать ( не на сознательном , конечно , на подсознательном уровне ) ответную реакцию у одинокой , оставшейся в 35 лет без мужа женщины. Многолетние порки сына стали для нее единственным вариантом сублимации , выхода ее сексуального чувства .
Кто посчитает эти размышления вольной фантазией автора , пусть заглянет в правила ( их написаны в 18 - 19 веках целые тома ) правила физического наказания детей в английских школах - пансионах . Там везде есть пункт о недопустимости их проведения «незамужними женщинами и вдовами». Англичане прекрасно знали , что стоит за «суровой , железной дисциплиной» этих дам . Кстати , сам Федя догадывался об истинном смысле материнских порок и отразил его в одном из первых своих стихотворений :
« Всем кажется , - я , как тросник дрожу ,
И никуда я в жизни не гожуся ,
Но я порой внезапно надержу,
Или с мальчишками вдруг подеруся .
Тогда бранят меня , стыдят , секут ,
Как будто бы со мной нельзя иначе ,
Как будто бы березовый лишь прут
мне нужен так , как кнут упрямой кляче» .
Обратите внимание на слова «как будто бы со мной нельзя иначе». В них ключ к последующим жизненным трагедиям Сологуба .
«Нельзя иначе» - потому , что так хотелось матери , потому , что это была ниточка , привязывавшая ее к жизни . Она , Татьяна Семеновна Тетерникова , судя по сохранившимся воспоминанием , совсем не была злой и жестокой . Просто как бы мы сказали сегодня , ее внутреннее , женское «Я», почувствовав возможность волевой власти над девочкоообразным сыном, вырвалось и подмяло под себя и его волю , и его чувства ,а в более взрослом возрасте и сексуальные влечения . Это было пострашнее инцеста. Сексуальная связь с матерью может прерваться , вытесниться , замениться другими сексуальными отношениями . Разорвать круг представлений , фантазий , влечений , созданный вспышками материнской власти невозможно.
Тем более когда это были не просто порки - упоение поркой :
« Господь мои страданья слышит .
И видит кровь мою Господь .
Его святая благость дышит
На истязуемую плоть.
На теле капли крови рдеют
И влажен пол от слез моих ,
Но надо мною крылья реют
Его посланников святых...
Смиренно претерпев удары ,
Я целованьем строгих рук
Благодарю за лютость кары ,
За справедливость острых мук» .
В результате - программа на всю оставшуюся жизнь. Так же предельно ясно выраженная Сологубом :
«... И муки любя ,
Мучительно высечь
Велю и себя.
Мне радостна будет
Жестокая боль, -
Скрещенье жестоких ,
Разнузданных воль ».

И еще точнее в «Афоризмах» : « В напряжении сил люди любят боль и стыд , и в этом корень сладострастия» .
Этот самый «корень сладострастия смеялся и издевался « недотыкомкой» над Сологубом всегда . Его сексуальный мир был безжалостно искажен , искарежен. Над ним поглумились все : и безудержная страсть , нашедшая свой выход и точку приложения , и кровавая материнская розга , и собственный стыдливый и нерешительный характер.
Однако назвать алголагнические мечтания Федора Кузмича Тетерникова садомазохизмом можно только будучи абсолютно невежественным в человековедении . В действительности происходило как раз обратное . Никакого «наслаждения и возбуждения» он не получал . А всего лишь пытался пробиться к себе , в своему забитому , задавленному мужскому «Я». То , чего он хотел , что его влекло он в жизни не находил . Недостающее восполнялось фантазией . Все его стихотворения , вся его проза заполнены «голоногими прекрасными мальчиками» , « нагими пажами и девами»:
« Воздвигнет мне царство
Живая мечта , -
Там с радостью мука
Чудесно слита.
Нагой красотою
Украшу мой двор.
Пажей наготою
Насыщу мой взор.
И дев обнаженных
Светла красота ,
И радостна сердцу
Моя нагота...
Когда же устану
Я петь и плясать,
Неловких велю я
Схватить и связать,
И сечь прикажу я ,
Чтоб тешить мой гнев ,
Пажей обнаженных
И трепетных дев.
И слаще свирели
Обрадует крик ,
Пронзителен , звонок ,
Нестроен и дик ».
И вот с таким сексуальным багажем он выходит в жизнь. Что дальше ? А дальше самое тяжелое - сублимация № 2 - игра в прятки со смертью . Он ее панически боялся , пытался обмануть , воспевая . Вот заслуживающее доверия , свидетельство , общавшегося с Сологубом в последний год жизни поэта и критика В. Смиренского : « Умирал он долго и очень мучительно. Только здесь выяснилось , что этот «поэт смерти» , всю свою жизнь ее прославлявший , совсем не любил ее и неждал. Он яростно отмахивался от разговоров на эту тему : «Да мало ли что я писал ! А я хочу жить!» .
Тогда зачем эта маска ? Стоп . Маска ли ? Отмотаем ленту жизни Сологуба назад , в дни детства и юности , когда его помыслами , чувствами и влечениями руководила материнская розга .
Что такое физическое наказание ? Акт воспитания? Акт устыжения? Акт воздаяния болью за проступок? Возможно , но это взгляд из вне , взгляд взрослых , наказывающих , а для ребенка , тем более подростка порка совсем иное . Это как раз та самая «малая смерть» , о которой так вдохновенно пишет современный французский сексолог Дидье Дюма , разбирая истоки наслаждения от оргазма . Только в них энергия жизни и энергия смерти сливаются воедино, то в восторге рождения нового человеческого существа , то в упоении сладостью исчезновения , ухода .
Боль от розги , стыд от наказания и служат теми «кодами» , которые извлекают из подсознания ребенка , а еще чаще подростка , эти процессы. Они не только сексуализируют его жизнь , но и придают этой сексуальности тот самый «болевой» оттенок , который как раз и спешат окрестить садомахохизмом .
На самом же деле , справедливее говорить о затянувшемся процессе отъединения от матери и о своеобразном материнском «интиме» .
Мучаются обе стороны .Купаясь , вертясь , то в энергии жизни , то в энергии смерти , присягая , то боли ,то наслаждению . Но искалеченным из этого вихря выходит, почти всегда , только мальчик , юноша , мужчина .
Что прекрасно видно на судьбе Сологуба . Решившись , наконец , на брак в 44 года , он называет своей избранницей , младшую его на 12 лет известную писательницу Анастасию Чеботаревскую . «Роковое сплетение двух судеб» , действительно во многом изменило творческие и жизненные установки писателя . Это был союз родственных по духу людей . Они и подписывались часто единым , придуманным Сологубом именем Малим . Но , конец этой 14 - летней «духовной песни » , духовной связи ужасен . Вот строчки из письма Федора - Малима Д. С. Мережковскому :
« Дорогой Дмитрий Сергеевич,
Вы , конечно знаете о моей утрате . 23 сентября Анастасия Николаевна . заболевшая незадолго до этого психастениею , ушла вечером из дому и бросилась в реку Ждановку. Случайные прохожие слышали ее последние слова : « Господи, прости мне». Пытались спасти ее, но не смогли . Водолаз не нашел тела .» мая оно всплыло . 5 мая мы похоронили ее на Смоленском кладбище» .
Если бы этот печальный факт не был реальностью , он бы прийти из романов и рассказов Сологуба , где герои предпочитают сводить счеты с жизнью именно таким способом .
Выходит сам срежиссировал смерть жены. Смешал фантазию и жизнь ? Нет , не так . Духовное единение мужчины и женщины , живущих вместе не один год , всегда сопровождается единением физиологическим , сексуальным . Кем фактически была Анастасия Чеботаревская для Соллогуба ? Идеальным секретарем. Иногда соавтором, иногда литературным агентом . Все это очень нужно , но абсолютно недостаточно для жизни мужа и жены . Вот здесь- то и был , по - видимому , сбой. Причину самоубийства Чеботаревской Сологуб видит в психастении . Но это совсем не причина , а только фон , на котором суицидные настроения стали приобретать очертания конкретного действия . Истинная причина же - в тех специфических сексуальных возбудителях Федора Константиновича Тетерникова , которые были заложены в него материнским воспитанием . Это и страсть и обожествление наготы , и маниакальное обожание «босоногих , кудрявых мальчишек» , и постоянное желание сечь самому и быть высеченным . Полный алголагнический набор .
Можно предположить , что как литературный факт , подобные воззрения Сологуба вполне устраивали Анастасию Чеботаревскую . Ведь никто иной как она , была активнейшим пропагандистом идей театральной постановки «Мелкого беса» - одного из самых ярких сологубовских алголагнических произведений. Но весь фокус в том , что это были не только литературные воззрения , а жизненная , сексуальная установка . Не писателя , а мужа . Вот это уже , как видно , никак не могло устроить Чеботаревскую. Она продолжала духовную жизнь , поставив крест на сексуальной . Наверняка , оправдываясь обычным : духовным людям этой гадости не нужно . Но так или иначе ее женское , сексуальное»Я» было невостребовано , и однажды...
Нет , ничего особенного не случилось , просто она почувствовала , что какая-то часть ее , быть , может , даже большая , уже умерла. Остается только закончить начатое . И она бросается в Ждановку .
На извечный русский вопрос : «Кто виноват ?» . Ответ один - материнская розга .


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 2 [только новые]


постоянный участник




Сообщение: 19
Зарегистрирован: 22.07.15
Откуда: Cамара
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.08.15 11:32. Заголовок: ..


Смертельный номер


Все мы ходим под своей судьбой . Предначертанная до нашего рождения , порой отталкивает и чем дальше мы бежим от нее , тем сильнее она нас притягивает . Прячемся , изворачиваемся , а она все равно лезет из нас как пружины из старого матраца . Грубо? Отнюдь .
Давно , не одно десятилетие в умах российской публики вспыхивает и исчезает фраза : « Да был мальчик - то. Может , мальчика -то не было ?» - реплика из последнего «прощального» романа Горького « Жизнь Клима Самгина» . Фраза , итог не творческой , нет, жизненной биографии писателя.
Можно долго и научно рассуждать о силе и бессилии психоанализа . но факт остается фактом - подсознательное , выплывшее , явившееся ближе всего к истине , существу .
История эта заканчивалась самоопраданиями , самоисповедями «великого пролетарского писателя Максима Горького » в «Климе Самгине» . а началась она когда Алеше Пешкову было всего три года . Умер его отец. Умер нелепо , зло . От холеры. Ухаживая за маленьким сыном . Сын - разлучник , сын разрушитель большой , нежной , сильной любви Варвары и Максима - Алешиных родителей . Страшная , незавидная участь ! Малыш довершил , закончил то , что давно желала вся каширинская родня . «Не ровня он тебе - из мастеровых , а мы купеческие...» - это еще самые лучшие слова которыми постоянно корил дед при Алеше мать.
Аукнулось это позже - в его псевдониме : имя отца с определением «горький» - наивной , почти детской попытке убежать от себя , от своего , включив программу самоуничтожения.
Писатель тем и хорош , что он сам рассказывает о себе . Со школы известные строчки из «Детства» : Бабушка кинулась ко мне и схватила меня за руки , закричав : -Лексея не дам ! Не дам изверг ! - Она стала бить ногою в дверь , призывая: - Варя , Варвара !..Дед бросился к ней , сшиб ее с ног , выхватил меня и понес к лавке . Я бился в руках у него , дергал рыжую бороду , укусил палец . Он орал , тискал меня и , наконец , бросил на лавку , разбив мне лицо . Помню его дикий крик : - Привязывай ! Убью!..- Помню белое лицо матери и ее огромные глаза. Она бегала вдоль лавки и хрипела : - Папаша , не надо! Отдайте...- Дед засек меня до потери сознания , и несколько дней я хворал, валяясь вверх спиною на широкой жаркой постели...».
Казалось бы после подобного обращения кроме ненависти к деду от шестилетнего мальчика ничего ожидать нельзя . Но... дальше Горький убедительно показывает , что единственным человеком в доме , которого он внутренне любил и жалел был именно дед . Что за странная любовь через розги , через жесточайшую порку ? И совсем не странная . Василий Васильевич Каширин , Алешин дед , сам того не подозревая , наказав его «до потери сознания», стал для него единственным человеком, понявшим самое тайное , сокровенное. К этой тайне , кстати , уже начали подбираться исследователи при жизни «буревестника революции» . Любопытная информация содержится в выходивших в 1925 - 1930 годах выпусках «Клинического архива гениальности и одаренности» . Неоднозначности личности основоположника социалистического реализма» посвящены исследования : «Делирий Максима Горького ( о душевной болезни , которой страдал М.Горький в 1889 - 1890 годах )» , «О суицидомании Максима Горького» , «К психологии сновидной жизни Максима Горького» , «Наследственность Максима Горького» . Однако никакого общественного резонанса эти попытки понять личность «гениального босяка» не имели . «Клинический архив» издавался в Свердловске , мизерно малым тиражем в 300 экземпляров . К тому же наука ,которую он представлял - эвропатология - (соединение психо - патологического анализа и творческих устремлений) , была забыта в те же 30 - е годы . Почему ? Немалую роль сыграло то , что эвропатологи видели в любом ярком психическом проявлении патологию. Психиатрическая подготовка сыграла с ними злую шутку : в творчестве они видели только «приступ» . У Гоголя , по их мнению, «шизофреническая психика» , а Лев Толстой «эпилептоидная личность».В результате , при всей занимательности , реальная ценность эвропатологических исследований не высока . И все же , эвропатологии уделяли внимание лучшие психиатры - клиницисты и не прислушаться к их мнению было бы непростительной ошибкой . Так , через все исследования «душевной патологии Максима Горького» , проходит верная и ключевая для понимания жизненных злоключений писателя мысль о его ПОСТОЯННОМ СТРЕМЛЕНИИ К СМЕРТИ , ИГРОЙ СО СМЕРТЬЮ.
Та детская , субботняя порка под образами открыла ему возможность столь желанного , не зависящего от его воли ухода из жизни...Дед впервые сыграл с ним в смерть и отныне эта игра становится главным занятием его сознательной жизни . Обратимся снова к «Детству» , одному из немногих, что называется « не высосанных из пальца» произведений «соцреалистического гения».Вскоре после дедовского наказания между Алешей и его матерью произошел такой разговор : - Поди стань в угол .- Зачем ? -
Она тихо , но грозно повторила : - В угол !
-Какой ? не знаю , что тебе надо , сказал я , отчаявшись понять ее...
- Ты знаешь , что это наказание стоять в углу ?
-Нет. Почему наказание ? Для Алеши , как затем и для Алексея Пешкова, а затем и Максима Горького наказание всегда существовало только в одном измерении - порка. Сцены , где она применяется навязчиво кочуют из рассказа в рассказ, из романа в роман . Сцены подробные до натурализма . Можно проследить по ним как в зрелом мужчине каждый раз просыпается тот , высеченный мальчишка , как он вновь и вновь переживает неизбежность и жестокость наказания , страх и уход в небытие...
Причем наказывают чаще всего женщин. Например , вот так , как в рассказе «Васька Красный» : « И упрямая девица в большинстве случаев сдавалась,. подходила к Палачу; если же она не хотела сделать этого , Васька сам шел к ней , брал ее за волосы и бросал на пол .Ее же подруги , а зачастую и единомышленницы ,- связывали ей руки и ноги и тут же на полу и на глазах у них , виновную пороли...».
Не надо долго мудрствовать , чтобы увидеть во всех этих писательских фантазиях продолжение того давнего спора с матерью о наказании . Впоследствии , кстати , она все - таки стала пороть Алешу ремнем , но он уже «не обращал на это никакого внимания» . Почему ? Мама для любого русского мальчика - волевой и чувственный тренер . На общении с ней он развивает волю , сталкивая свои желания и «хотения» с ее требованиями и запретами , оттачивает и углубляет чувства , принимая ее стиль поведения и поступки .Именно матери уже самой природой вручено право наказывать сына. Это постоянное внутренне противоборство и есть двигатель волевого и нравственного развития любого русского мальчишки . Алешина мама эту, предназначенную ей в его судьбе роль , к сожалению, не выполнила. Вспомните горькие строчки из того же « Детства» : « Я запомнил : мать не сильная ; она как и все боится деда».
Что в итоге ? Алешина мечта «о строгой и любящей матери» рассыпалась в прах . Его реальным волевым и чувственным тренером стал дед , а мать так сбоку- припеку , на переферии его детской , а затем и взрослой жизни .Эта ненормальность , вывернутость ситуации и породила в подсознании Алеши Пешкова образ волевой властной женщины, компенсировав им реальность. Той самой женщины , которая в конце концов и стала ИСПОЛНИТЕЛЬНИЦЕЙ ЗАМЫСЛА .
Что я имею ввиду ? Только то , что играющий в воображении со смертью всегда рано или поздно начинает чувствовать непреодолимое увидеть , испытать все на себе «на самом деле» . Горький - не исключение . Есть такое понятие «косвенное самоубийство» . Это когда человек перекладывает свой уход из жизни на ситуацию , или перепоручает сделать это другим , ощущая неспособность расправиться с собою .В сценарии любого косвенного самоубийства главная роль всегда отводится исполнителю . На него возлагаются все тяготы по устранению из жизни . Берет он их на себя чаще всего не зная истинных замыслов своей будущей жертвы . Вот такими исполнителями фантазий о смерти и стали для Горького женщины . У него было навязчивое , постоянное стремление убить себя их руками .
Почему все - таки косвенное самоубийство ? Да потому что расправиться с собою самостоятельно для натур творческих дело маловозможное. .Живущие над жизнью , общающиеся с ней посредством произведений , они и смерть свою воспринимают как одно из них - кто как очередное , кто как последнее...Вся тайна в том , что УЙТИ ИЗ ЖИЗНИ ДЛЯ НИХ НЕ ЗНАЧИТ РАССТАТЬСЯ СО СВОИМ МИРОМ. Напротив , многие из них считают , что оборвав земную связь , они станут свободными и творчески беспредельными... Зная это , совсем не трудно понять когда у таких людей впервые возникает мысль о косвенном самоубийстве . Это почти всегда происходит тогда , когда груз житейских , бытовых проблем становится невыносимым , когда ревниво оберегаемый , выношенный, выдышанный мир образов и фантазий начинает рушиться под напором реальных жизненных переживаний. И начинается погоня за смертью...
Вот несколько эпизодов из горьковской биографии . Когда пришла пора любить , оказалось , что брак «как у всех» не для него . Пара строчек из переписки с Чеховым. Начало августа 1902 года Арзамас : «Если меня отсюда осенью не выпустят , я влюблюсь в горничную податного инспектора , что живет против нас , увлеку ее на самую высокую из городских колоколен и брошусь вниз оттуда , вместе с ней , конечно . Это будет - трагическая смерть М . Горького» .
Красиво , правда ? Театрально. И как внутренне точно ! Особенно слова «вместе с ней». Вдвоем , отсюда , туда , в невозвратную светлую даль...
И начинается калейдоскоп браков , любовниц . Вместо уравновешенной и рассудительной Екатерины Павловны Пешковой женой Горького становится актриса МХАТа Мария Федоровна Андреева . Конечно же не из - за того , что Алексей Максимович был очарован ее исполнением роли Леля в пьесе «Снегурочка» . Эта все - этикетка. В реальности , увы , пример внутреннего , подсознательного тяготения родственных , скрываемых от всех душ . Игра со смертью была так же естественна в жизни Марии Федоровны , как и у ее избранника . Все шло от матери . Увлекшись желанием убить себя, она однажды действительно покончила с собой , не забыв , однако , перед этим выколоть глаза на портрете своей внучки Кати Желябужской . Такая вот мелодрама .
Но насколько Андреева интересовала Горького внутренне , настолько же внешне она бала безразлична ему . В ее присутствии Горький постоянно оказывал знаки внимания Варваре Васильевне Шайкевич , бывшей , между прочем , тогда женою Андрея Романовича Дитерихса . Мария Федоровна ревновала , плакала. Плакал и Алексей Максимович. Впрочем , он плакал очень часто . Поплакали - и все осталось на своих местах . Иначе быть и не могло . Театр вытеснил жизнь , поиск бурных страданий - разум . Это только в детстве можно побаловаться и получить желаемое переживание страдания , да еще поиграть в кошки - мышки со смертью . Игры же взрослых : всевозможные сечения и самосечения души и чувств почти всегда оканчиваются неудачей ...
Погоревав и поплакав , Андреева ,что называется «поддержала почин» и стала так же открыто ухаживать , а затем сделала своим любовником Петра Петровича Крючкова помощника «великого пролетарского писателя».Сам же Алексей Максимович то же не дремал. Наигравшись с Варварой Шайкевич , получив от нее свою дозу страданий , он переключился на известную авантюристку Марию Игнатьевну Бенкендорф , которая стала его секретарем и фактической женой . Многие биографы Горького считают , что именно она осуществила мечту Алеши Пешкова о светлом уходе...В своей книге «Дети Кремля» Лариса Васильева описывает такой эпизод . Однажды она отважилась напрямую спросить Марию Игнатьевну о знаменитой коробке конфет , якобы присланной Сталиным Горькому . Ответ ее поразил прямотой и откровенностью : «Почему же... Я сама кормила его этими конфетами и наслаждалась предсмертными муками» .Заметьте снова как красиво, театрально , ну прямо как воображаемый полет с городской колокольни в Арзамасе. Но в итоге , на этот раз - смерть .



Звереныш

« О матерях можно рассказывать бесконечно», - эта пророческая фраза по иронии судьбы тоже принадлежит Горькому . Рассказывать , к сожалению , не только хорошее. Об их не умении , а часто и не желании воспитывать из своих сыновей мужчин , о причинении им чаще бессознательной , но от того не менее сильной и жестокой боли . Именно материнский брак в сценариях жизни объединяет Пушкина и... Ивана Грозного .
«Звереныш» ,- так называла маленького Сашу Пушкина его мать Надежда Осиповна . Называла и злилась, называла и секла больно и часто . За что ? За нрав африканский неукротимый , за взрывы чувств , за упрямство. Этот факт уже второе столетие обмусоливается публикой и литературоведами , входит во все сколько - нибудь подробные жизнеописания поэта . И быть ему в ряду подобных детских писательских неприятностей и переживаний , вызывающих вдох сожаления и размышления типа : «да не он один и Тургенев тоже , и уж , конечно , Горький...»
Все это так . Но... Главное , большое , перечеркивающее все «но» состоит в том , что рукой , если угодно , розгой Надежды Осиповны двигали отнюдь не педагогические мотивы , а элементарная озлобленность на нерусский «басурманский» облик ее сына , на воплотившееся в нем черты африканского предка. Еще более жестоко поступил с Пушкиным отец . Не думайте только , что он сек его по пять раз на день . Сергей Львович демонстративно («родила такого , сама и воспитывай»), устранился не только из воспитания , но и вообще из жизни маленького Саши , а затем и Александра , и Александра Сергеевича . Был отец и не было отца .Он был сиротой при живых родителях.
Все праздники , все победы Пушкина беру



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 74
Зарегистрирован: 22.07.15
Откуда: Cамара
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.08.15 15:35. Заголовок: Еще одна глава из эт..


Еще одна глава из этого произведения

Спартанское воспитание
Были ли спартанцы первыми, сделавшими поклонение боли общественным , освещенным религиозной традицией ритуалом ? Отнюдь. Уже в первобытном обществе существовали специальные испытания мальчиков и девочек , в которых болевое начало играло главную роль.
Слово «инициация» совершенно исчезло из современного языка и лишь прилагательное «инициативный» еще как- то напоминает о его былом существовании. «Инициация - торжественное посвящение в члены племени» , - читаем в словаре. Инициация - всегда болевой экзамен , праздник выносливости , мужества , бесстрашия . Возраст инициантов колеблется от 5 до 14 лет.
Этнографами подсчитано, что в 76% испытаний мальчиков и в 43% испытаний девочек присутствуют те или иные виды болевого воздействия . О серьезности происходящего говорит тот факт , что нередко посвящаемых секут до крови,так как во многих племенах считается необходимым «открыть им кожу» и стимулировать тем самым рост организма.
Так, мужчины африканского племени Зуньи с усердием стегают хлыстами своих «взрослых» 5 - летних сыновей, становящихся с этого дня членами их мужского союза . Кричать, плакать, проявлять чувства испуга во время этого испытания не только позорно,но и очень опасно для мальчика.Без мужского союза он не может быть признан племенем как мужчина .
Конечно, для того, чтобы дети могли без ущерба для своего нервного и психического здоровья переносить подобные стрессовые ситуации, к ним их необходимо приучать постепенно.Отзвуки этих размышлений древности , можно найти в сочинениях английского философа и педагога 17 века Джона Локка,который,обращаясь к родителям писал:«Я не хочу, чтобы детей часто били за проступки, так как не хочу, чтобы они телесную боль считали величайшим наказанием.Но на этом же основании я хотел бы,чтобы им причиняли боль даже при хорошем поведении с их стороны , с именно той целью, чтобы они смогли научиться переносить ее, не видя в боли величайшее из зол».
Действительно, боль может быть использована как искусственный создатель стрессовой ситуации и стать защитой от будущих нервных потрясений.Этим, кстати, много веков пользовалась наша русская народная педагогика.Я имею ввиду знаменитые порки детей по субботам.Если отвлечься от их религиозной начинки,то они ничто иное,как несколько необычный психотерапевтический сеанс,своеобразный болевой катарсис,очищение через боль, освобождение от накопившихся эмоций, груза переживаний и возможного чувства вины.
Другое дело, что внешне эти субботние «сеансы» всегда оформлялись только как наказание.Иначе,впрочем,быть и не могло.С распространением христианства в мире утвердилось четкое представление о единстве боли и наказания.Более того, о наказании, воспитывающим пресловутый «страх Божий»,позорящем и глумящимся над провинившимся ребенком.Все эти «постыдные оголения», спектакли в женских монастырях, в которых девочки - послушницы должны были целовать «карающую руку» лизать ботинки сестер - воспитательниц, постепенно превращали педагогические цели в фарс, смещали акценты в сторону сексуальной патологии.
Христианство-религия страдания. Без него оно задыхается, чахнет. Среди его главных культов,культе,исповедуемом самими священнослужителями - поклонение розге. « Целуйте розгу , бич и жезл лобзайте,- говорится в стихотворном переложении молитвы 17 века, -их суть безвинна,почаще к детям применяйте».Или вот еще:«Благослави,Боже,растящие леса,добрые розги родят они,на долгие времена!».
Стоит ли удивляться после таких страстных признаний, а ими буквально нашпигована средневековая богословская литература , что применяемые сплошь и рядом, за проступки и без них физические наказания утратили всякий смысл и скорее нравственно развращали,чем воспитывали.«Когда меня стали часто сечь,-писал С.Сычугов в «Записках бурсака»,-я подобно большинству своих приятелей стал ходить в классы в синем халате,сюртук же надевал только по праздникам.Туалет мой состоял, значит,лишь в том,чтобы развязать веревку,поддерживавшую портки,а остальное было делом держателей: одни поднимали халат на голову, другие тащили портки вниз.И я являлся в адамовом виде перед взором плотоядно смотрящего на меня учителя.Таких порок было иногда по три ,четыре на день и очень скоро я перестал придавать им какое - либо значение».
Хотелось бы напомнить, что у тех, «диких» племен было совсем иное отношение к наказанию детей .Столь милых церковному слуху стегания розгами и стояния голыми коленками на горохе - не существовало вообще.Наказывали по сегодняшним меркам весьма экзотично - дымом , перцем,а чаще всего строгим словом.У Диего де Ланды в его «Сообщении о делах в Юкатане» есть упоминание о том как воспитывали своих дочерей индейцы племени Майя:«Если они виноваты,наказывают,щипая их за уши и за руки.Если видят их поднимающими глаза, они сильно бранят их и смазывают глаза перцем».И даже,когда возникала необходимость достичь сильной боли, например, ирокезы,обращались за помощью к колдуну, чтобы «изгнать злого духа из непослушного мальчика». Тот и изгонял... Весьма оригинальным способом - дергая провинившегося ребенка за половой член.
Розга же приберегалась для инициации.
Оно и понятно.Невозможно совместить качества характера поддерживающие, укрепляющие личность - волю, мужество, бесстрашие с противоположными - страхом,боязнью боли, стыдом. Или то ,или другое. Третьего не дано.Вот это - то хорошо поняли древние спартанцы.
Разработанная ими система болевого закаливания включала в себя не только оформленные как общегосударственные праздники испытания мальчиков в выносливости - агоны ,но и детально разработанную систему тренировок в мужественном спокойном перенесении боли. Конечно , во многом такой суровый подход к воспитанию диктовали милитаристкие потребности спартанского государства . Но не только. Законы Ликурга возникли не на пустом месте.
Легендарный законодатель,конечно же,знал опыт болевого закаливания, накопленный древней практикой инициаций.Он попытался соединить их с существовавшими в то время взглядами на воспитание детей.Получилась замкнутая система - три «З» К существовавшим тепловому и нравственному закаливанию добавилось болевое .
С тепловым закаливанием у спартанцев связывался культ наготы , нахождение без одежды в любое время года,при любой погоде.Красивое тело приравнивалось к самым почетным доблестям.Гордиться его красотой учили с самого раннего детства.Так,тепловое закаливание плавно переходило в нравственное. Здесь было главным соответствие идеалу совершенного спартанца «арете». Для разного возраста существовали свои степени соответствия. Применительно к детскому, это - умение переносить обиды, упреки,наказания. Знать уже с малых лет,что почетна и желанна лишь трудная победа.Всегда помнить об учителе и быть благодарным ему .
Введя в практику воспитания болевое закаливание, Ликург вывел его из узко физиологических рамок, сделал личностно и общественно значимым занятием. Дети, на которых не было следов розог высмеивались.Их называли «неженками» и «трусами» . Любой спартанский мальчишка и девчонка знали,чем больше они будут покрыты рубцами и шрамами,тем сильнее их будут уважать сверстники и взрослые.
И до Ликурга все спартанские дети часами тренировались в силе, выносливости,ловкости.После принятия его законов они с тем же усердием стали тренироваться в мужественном,спокойном перенесении боли. Для этого в общественное и домашнее воспитание были введены специальные тренировочные сечения, в первую очередь мальчиков, побегами молодых деревьев. В детях воспитывалось убеждение, что только тот достоин славы и почета в будущем , кто может сегодня безропотно и «красиво» вынести сильную боль. Это «красивое», то есть без криков и подергиваний перенесение страданий особенно ценилось у девочек.
Спартанцы чтили телесную красоту во всем , во всех жизненных проявлениях - отношение к боли не составляло исключения.
Они же первые поняли, что востребовав уже в девочке мужское начало, воспитатель приобретает множество поистине безграничных возможностей пробуждения в ней... женского . Из глубины веков до нас дошли слова Горго - жены спартанского царя Леонида . Какая - то чужестранка сказала ей однажды с укором: «Одни вы лаконянки влавствуете над мужьями». Горго тут же ответила: «Да , но одни только мы рождаем мужей».
Плутарх в «Сравнительных жизнеописаниях» восторгался тем, что Ликург:«Укрепил и закалил девушек упражнениями в беге,борьбе, метании диска и копья,чтобы и зародыш в здоровом теле с самого начала развивался здоровым,и сами женщины,рожая,просто и легко справлялись с муками.Заставив девушек забыть об изнеженности,баловстве и всяких женских прихотях,он приучил их не хуже чем юношей, нагими принимать участие в торжественных шествиях,плясать и петь при исполнении некоторых священных обрядов на глазах у молодых людей.При этом, нагота девушек не заключала в себе ничего дурного, ибо они сохраняли стыдливость и не знали распущенности,напротив,она приучила их к простоте.К заботам о здоровье и крепости тела, и женщины усваивали благородный образ мыслей,зная,что и они способны приобщиться к доблести почету».
У Плутарха в приведенной цитате есть очень точные слова: «Заставив девушек забыть об изнеженности, баловстве и всяких прихотях». Как? Сохранились записки богатой спартанки, в которых рассказывается о том как ее воспитывали в детстве.Начиналось все в гиникее - женской половине дома.Ее , еще совсем маленькую ,где - то с 2 -х лет кормилица начала «приучать к крапиве», то есть стегала за те или иные проступки побегами молодой крапивы .В 4,5 года ее заменила «детская розга» - ивовый прут длинной 25 - 30 см , которым наносилось от 10 до 50 ударов , в зависимости от провинности . В 7 лет «детскую розгу» сменяла «обычная» - прут длинной 80 - 100 см . Из рук кормилицы розга в этом возрасте переходит в руки отца.Количество ударов возрастает до 100 и редкое наказание обходится без крови.
Вообще слова «наказать « и «пустить кровь» были у спартанцев синонимами . Вместе с отцовской розгой в жизни девочки появляются специальные тренировочные сечения . Они были , конечно не такими же строгими как наказания за проступки , но постоянными и проводились не реже трех раз в неделю.
Так воспитывались будущие матери , способные «рожать мужей».
Что же касается мальчиков , то отношение к ним было куда более суровым и жестоким.Позт Тиртей так выразил представления спартанцев о мужском идеале «арете» :
«Ибо не будет никто доблесным мужем в войне
Если не будет отважно стоять в виду сечи кровавой
Или стремиться отважно в бой рукопашный
с врагом.
Это лишь доблесть и это лишь подвиг
для юного мужа
Лучше , прекраснее всех прочих похвал средь
людей !»
Добиться приближения к «арете», вылепить из обычного мальчишки совершенного спартанца было идеалом системы воспитания Ликурга . Во вех своих деталях и подробностях она почти точно воспроизводила первобытно - общинные возрастные испытания . Та же эксплуатация идеи мужского союза, тоже поклонение боли, как универсальному средству . рождающему в мальчишке мужество,волю, бесстрашие .
Если девочки воспитывались в доме, то мальчики, едва они достигали семилетнего возраста отбирались у родителей.Это было весьма разумно, поскольку сразу же разрывалась их связь с матерью , они попадали в атмосферу мужского общества с его суровыми нравами и жесткими требованиями.
Мальчишек разбивали по илам - группам по 10 человек , заботясь о том , чтобы они постоянно вместе жили.Их быт как две капли воды напоминал быт еще памятных многим пионерских лагерей с ранними побудками,зарядками,спортивными тренировками.Чего уж скрывать, воспитательные идеи Ликурга одинаково привлекали и гитлеровский и сталинский режим.Многое,очень многое и в гитлерюгенде и в пионерской организации взято оттуда.Все милитаристские государства похожи друг на друга,все грезят о совершенном сверх,супер - человеке воине. А начали все спартанцы...
Во главе ила был ирен - мальчишка более старший, сообразительный и беспощадный в драках.Он был,как бы мы сегодня сказали, «неформальным лидером».Ему беспрекословно подчинялись все остальные . Он хвалил , награждал, он назначал наказания.Для которых всегда находился подходящий повод.Вот наиболее распространенные : трусость , недостаточная расторопность,проигрыш в драке.
Наказания были только физическими и для них существовала специальная ременная плеть, состоящая из ремешков с узелками на концах . Наказания происходили всегда одинаково. Провинившегося взваливал к себе на спину какой - нибудь мальчик покрепче и начиналась экзекуция...
Ударов никто не считал.Редко когда все заканчивалось без крови.Да и иначе быть не могло. Кровь ассоциировалась у спартанцев с мужеством и доблестью. В боли они видели универсальное воспитательное средство.
Пребывание в иле было для будущих «героев военных сражений» как бы школой перенесения самых различных, часто искусственно вызванных страданий.В тех же«Сравнительных жизнеописаниях» Плутарх писал:«Грамоте они учились лишь в той мере, в какой без этого нельзя было обойтись,в остальном же все воспитание сводилось к требованию беспрекословного подчинения, стойко переносить лишения и одерживать вверх над противником С возрастом требования делались все жестче: ребятишек коротко стригли. Они бегали босиком, приучались играть нагими.В двенадцать лет они уже расхаживали без хитона... Спали они вместе,по илам (группам) и отрядам, на подстилках, которые сами себе приготовляли, ломая голыми руками метелки тростника на берегу Эврота.Зимой к тростнику примешивали так называемый ликодон: считалось, что это растение обладает какою - то согревающей силой».
Неудивительно, что именно в этой атмосфере постоянного причинения боли и возникли идеи сделать ее одним из воспитательных средств. Все было оформлено в замкнутый мистический цикл,значение которого постепенно раскрывалось мальчику.В самом начале - в 7 , 8 лет ему внушалась мысль, что любые кратковременные страдания могут служить источником долгой славы.Такими доступными его возрасту кратковременными страданиями и является порка.Отсюда вытекало несколько требований : обычай благодарить ирена за назначенную кару,покорность в принятии наказания , мужественное,спокойное перенесение боли. Не все мальчишки,конечно, выдерживали такое суровое обращение. Для трусов и малодушных имелся позорный столб. Это наказание было посильнее обычной порки. Побывавшие у позорного столба должны были вновь доказывать свое мужество , доблесть,бесстрашие. Нередко их отправляли в старшие отряды. Там они состязались в ловкости,силе, драках.Наравне со старшими ребятами их подвергали жесточайшим наказаниям, которые они должны были переносить так же безропотно.
Пройдя через все это мальчики выходили на следующий этап воспитания. В 10 - 11 лет к ежедневным гимнастическим тренировкам, тренировкам в беге выносливости, силе, прибавлялись тренировки по болевому закаливанию.
Существует несколько точек зрения о причине их возникновения. Наиболее обоснованной,лично мне, кажется точка зрения английского этнографа Клаута. Занимаясь историей агонов, он первый обратил внимание на то, что всегда сечения проводились не плетью,не каким - то другим орудием,а только побегами молодых деревьев и пришел к выводу,что «обычай сечений может быть истолкован,как стремление установить связь между подвергаемыми сечению и божеством дерева (орудием сечения), чтобы передать от последнего к первому живую силу плодородия и роста».
Если принять эту теорию , становится понятным почему именно в этом возрасте спартанцы вводили свои болевые тренировки. У мальчиков начинался процесс полового созревания и розга могла стать не только орудием страданий, но и начать «пробуждение в мальчике мужчины».То, что другой английский исследователь Дж.Томсон презрительно называет «садисткой эротикой»,на самом деле было тем,что сегодня в нашей культуре называется «сексуальным воспитанием детей и подростков».
Люди всегда были очень подвержены мифам,особенно растворившимся в обществе,ставшим его частью.Таким, как,например, миф о Христе, и связанной с ним активной,ведущейся уже две тысячи лет,пропагандой модели бытия: жизнь через страдания.Они мало у кого вызывают отторжение. Попытки же простодушных спартанцев воспитывать в детях мужество и бесстрашие через боль,через тоже страдание, сразу же вызывают негодование: дикость, варварство.И почему - то никто не говорит громко:Христос миф,а спартанская практика болевого закаливания реальность...
Введя в качестве орудия болевого закаливания розгу спартанцы с одной стороны остались в рамках своих воззрений на человека как часть природы , полностью от нее зависящего, с другой они создавали в его сознании очень своеобразный культ - поклонение пруту его жизненной силе,красоте и даже... стройности. У спартанцев существовала поговорка« Стройный как прутик» . Чтобы добиться этого мальчиков почти не кормили,пищу они добывали сами воровством, часто попадались, за что их нещадно секли плетью. Но главное достигалось - они вытягивались вверх, были мускулистыми , поджарыми . С возрастом их физическая стройность дополнялась и «украшалась» гимнастикой и силовыми упражнениями.
Сегодня время многое сделало для нас тайной и мы можем только догадываться, по крупицам собирая сведения о том , как в действительности у спартанцев, в их практике воспитания мальчиков, связывались боль и наслаждение. Сохранившееся отрывочные описания тренировок по болевому закаливанию, позволяют сделать вывод , что они были отнюдь не безжалостным методическим избиением, а проходили как сексуально - физиологический акт. На это же указывает и то, что во многих религиях примитивных обществ, а затем и в греческой и римской культурах, розга рассматривалась как символ фаллоса - эрегированного мужского члена, синоним мужской силы и власти. Развивая эту тему, в качестве гипотезы, можно предположить,что и заключительный «экзамен», испытание у алтаря храма Артемида Ортии, тоже увязан с сексуально - физиологическим циклом развития мальчиков - подростков и соответствует началу у них эякуляций.
Если так, то вполне объяснимо, почему местом для этих сечений выбран именно храм Артемиды - богини леса.Только здесь переплетены, и постоянно присутствуют два изначально породивших идею болевого закаливания начала : материнское и природное.
Рискну предположить дальше, что спартанцы воспринимали их в постоянной борьбе друг с другом. Первые семь лет - это время безраздельного господства материнского начала в жизни мальчика . Мужественность, как бы мы сказали сегодня, мужское «Я», в нем дремлет. Только со временем,вместе и на виду у других своих сверстников, познавши победы и поражения, он постепенно начинает приобретать мужские черты,возвращается из материнской природы в природу человеческую, туда где он должен быть мужчиной, воином, героем.
Испытание сечением и было для юных спартанцев публичным показом этого возврата, демонстрацией перед всеми гражданами Спарты победы и торжества мужского начала.Это был праздник мужской силы и доблести.
«Особенно счастливыми,- писал о спартанских агонах историк и врач В.Купер,- считали себя мальчики, которые могли в течении целого дня выдержать жестокую порку.... Причем победителем являлся тот, которому удавалось перенести наибольшее количество ударов . Тут же присутствовали родители секомых, которые не смущаясь подбадривали своих «артистов» и требовали, чтобы они стойко переносили мучения. Особые жрицы должны были разводить на месте представления священный огонь и . исследуя раны, предсказывать молодым героям их будущее» .
Оставим на совести исследователя слова о «представлении» - то, что происходило у алтаря Артемиды к театру «артистам» никакого отношения не имеет.Все было более чем серьезно.« Испытуемые избивались до крови,но под страхом позора не смели плакать или просить пощады, - отмечал авторитетнейший историк античности Шоман , - Проявивший наибольшую твердость духа провозглашался «победителем при алтаре». Часто мальчики молча умирали под ударами» .
Тысячелетия прошли с того времени когда была Спарта, были Агоны, а ученые до сих пор не могут прийти к единому мнению о причинах такой сверхжестокости. Они же лежат на поверхности.Боязнь боли - это по спартанским воззрениям не только недопустимое малодушие и трусость,но, и что еще более важно, показ мальчиком неспособности быть мужчиной,как раз в то время,когда физиологически его организм уже созрел для этого .
Почему - то в стороне от внимания исследователей спартанского общества остаются строчки Плутарха:« Отец был не вправе сам распорядиться воспитанием ребенка - он относил новорожденного на место , называемое "лесхой", где сидели старейшие сородичи...Они осматривали ребенка и если находили его крепким и ладно сложенным , приказывали воспитывать... Если же ребенок был тчедушным и безобразным, его отправляли к Апотетам ( так назывался обрыв на Тайгете . считая , что его жизнь не нужна ни ему самому , ни государству ) , раз ему с самого начала отказано в здоровье и силе» .
Между тем , они многое объясняют в агонах . Плутарх описывает отбор детей при первом «материнском рождении».При втором - рождении в мальчике мужчины так же необходим был отбор.Его и выполняли болевые испытания . «Победитель при Алтаре» безусловно был один , но мужчинами становились только выжившие...


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  1 час. Хитов сегодня: 484
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Добро пожаловать на другие ресурсы