Только для лиц достигших 18 лет.
 
On-line: гостей 6. Всего: 6 [подробнее..]
АвторСообщение
постоянный участник


Сообщение: 420
Зарегистрирован: 11.05.13
Рейтинг: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.10.18 22:41. Заголовок: Владимирские гимназии XIX века


Труды Владимирской ученой архивной комиссии. Книга XI. 1909 г.

Поведение учащихся и исправительные меры во Владимирских гимназиях 1830-х

В журналах совета встречается много указаний на поведение учеников в
изучаемый период. Почти в каждом заседании, посвященном рассмотрению
месячных ведомостей, совет обсуждал прилежание и поведение
известного числа учеников и принимал по отношению к ним
исправительные меры. Иногда бывали и экстренные заседания совета для
обсуждения отдельных проступков учащихся или резко выраженного
дурного направления кого-либо из них.

Общее впечатление от чтения журналов совета, касающихся поведения
учеников, таково, что, в общем в изучаемый период оно было вполне
нормальным. Распространенные отрицательные черты его заключались в
детских шалостях, лени, пропусков уроков; весьма редко встречались
крупные проступки.

Можно заметить, что в 30-ых годах начальство гимназии и совет вели
борьбу, главным образом, с леностью учеников и "нехождением" их в
классе, а в 40-х - с леностью и шалостями. Крупные проступки были
одинаково редки в обеих половинах изучаемого периода.

Принимаемые начальством и советом в отношении учеников
исправительные меры были в строгом согласии с уставом. В параграфе
203, 204 и 205 устава перечислены исправительные меры в следующем
порядке: 1) выговор, 2) пристыжение, 3) лишение высшего места в
классе, 4) выставление имени виновного ученика на черной доске, 5)
заключение в запертом классе (карцер), 6) наказание розгами (для 3-х
младших классов) или исключение из гимназии (для 4-х старших
классов). Устав поясняет, что три низшие меры исправления могут быть
приняты учителем или инспектором, 4 и 5 - только директорами, а 6-я - только
советом гимназии. Надзор за исполнением наказаний поручен инспектору.

Мы не имеем точных сведений об исправительных мерах, которые
принимались самостоятельно учителями, директором и инспектором; в
журналах совета относительно их встречаются только неясные общие
указания в роде такого: "N N, несмотря ни на какие меры, не подает
надежды к исправлению". Что же касается мер, о принятии которых
делались постановления совета, то они были следующих разрядов: 1)
выговор совета, 2) заключение в карцере, 3) наказание розгами и 4)
исключение из гимназии.

Выговор совета был очень распространенной мерой по отношению к
ленивым и неаккуратным ученикам в 30-х годах; позднее его вытесняют
другие виды изысканий. Выговоры бывали простые и "строжайшие" - с
предупреждением, что в случае повторения проступков (по ж. совету 25
января 1834 года - после троекратного выговора, "при четвертом
подобного замечании") "будет с таковыми поступлено на основании
параграфа 205 устава", т.е. виновные подвергнутся наказанию розгами
или исключению.

Заключение в карцере - по нынешней терминологии - в изучаемый период
именовался "заключением в запертом классе", если было
непродолжительно = 3-4 часа, и "задержанием в гимназии на хлебе и
воде", если оно длилось сутки и более. Столь употребительных ныне
часовых арестов тогда, по-видимому, не применяли. Карцерное
заключение налагалось по преимуществу за упорную леность и притом
обыкновенно на учеников старших классов, тогда как маленьких за то
же самое наказывали розгами. По мере того, как выходят из
употребления выговоры совета (по-видимому - вследствие разочарования
педагогов в их действительности) учащаются карцер и розги. Прямых
постановлений совета о наложении карцерного заключения встречается
немного, но, после рассмотрения месячных ведомостей, совет нередко
поручает инспектору наказать ленивых учеников "сообразно с
возрастом" или "сообразно с уставом", что, надо думать, означало:
для младших розги, для старших - карцер.

Наказание розгами рассматривается в уставе, как высшая мера
взыскания - перед исключением из гимназии - для учеников трех
младших классов; для учеников старших классов соответственно мерой
являлось прямо исключение. По-видимому, мысль устава такова, что
учеников младших классов можно исключать из заведения только в самых
крайних случаях, когда утрачена всякая надежда на их исправление, а
за крупные проступки достаточно наказывать их телесно. Таким
образом, по духу устава, розги являются крайней, исключительной
мерой исправления. В первые годы по введении устава наша гимназия
так и смотрела на розги, применяя их только как наказание за грубое
озорство, дерзкие шалость и воровство. Например, в 1834 г. 27
октября совет постановил наказать розгами учеников I класса Глебова
и Григорова, замеченных и прежде в шалостях, за учиненную ими 26
октября, по выходе из класса, драку, причем Григоров, "бросивши
камень в обидевшего его Глебова, попал в голову ученику того же
класса Арбузову и до крови просек кожу"; такому же наказанию
подвергся ученик III класса Степурин за то, что 20 ноября 1834 г.
"бросил из-за двери свергнутой в ком бумагой в законоучителя
гимназии прот. Смирнова"; 18 января 1835 года наказан розгами II
класса Кривченко за похищение у товарищей "некоторых к классу
принадлежащих вещей и книг". Постепенно, однако, взгляд совета
гимназии на применение розгов меняется. В 1836 году 17 ноября
советом определено: "учеников II класса Эверса и Михайлова, ленивых
и резвых, но подающих еще некоторую надежду к исправлению, наказать
розгами без особых замечаний". В этом постановлении уже заметен
взгляд на розги, как на обычную меру исправления; с течением времени
такой взгляд укреплялся в совете все более и более, что ясно
выражается в постановлениях, поручающих инспектору наказать учеников
"сообразно с возрастом".

Современному читателю может показаться странным, что столь старинная в
Европе исправительная мера, как розги, в гимназиях 30-х годов только
постепенно получала частое применение, тогда как скорее можно было
ожидать, что, обратно, она постепенно выходила из употребления.
Такое странное на первый взгляд явление, однако, не трудно
объяснить. Дело в том, что взгляд на положение гимназии, как
представительницы известной ступени образования, в течении 3 первых
десятилетий XIX в. постепенно изменился в обществе и педагогической
корпорации в дух понижения. В 1804 году на гимназию смотрели, как на
заведение с высоким образовательным курсом, в 1828 году она уже
стала представляться простым среднеучебным заведением. В начале века
гимназисты считались чем-то вроде нынешних студентов, чему
способствовал и их солидный возраст: в 30-х годах их стали считать
простыми учениками, детьми. Наказывать розгами студентов - неловко,
даже дико, наказывать мальчишек, по тогдашним воззрениям, - почти
необходимо. По мере того, как взгляды педагогов испытывали указанное
превращение, розги начинали казаться все более и более подходящим
средством для исправления младших учеников гимназии.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  1 час. Хитов сегодня: 1776
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Добро пожаловать на другие ресурсы