Только для лиц достигших 18 лет.
 
On-line:гостей 9. Всего: 9 [подробнее..]
АвторСообщение
администратор




Сообщение:628
Зарегистрирован:26.03.18
Откуда:Deutschland
Рейтинг:4
ссылка на сообщение  Отправлено:08.01.20 23:09.Заголовок:В.Краних "За ошибки отцов..."


В.Краних "За ошибки отцов..." (отрывок)


...Прошло довольно много времени, вероятно больше часа, когда в комнату наконец вошёл полковник. Следом за ним опять втиснулись двое «понятых» в штатском. Один из них держал в руках большую картонную коробку, потом еще один сотрудник в резиновых перчатках представился криминалистом и сказал, что заберет на экспертизу одежду Олега. Полковник пояснил, что в рамках уголовного расследования необходимо подтверждение наличия следов наркотиков на одежде подозреваемого. Но если Олег Игоревич, подтвердит своим заявлением, что переносил в кармане запрещенные к сбыту и употреблению вещества, то тогда этой экспертизы можно будет избежать.
-Какие наркотики? У меня никогда ничего в карманах не было! – Олег возмутился и одновременно удивился глупости полковника – неужели он и правда надеялся, что Олег добровольно будет себя оговаривать?
- Тогда раздевайтесь. Криминалист упакует и опечатает ваши вещи при понятых. Куртку, рубашку, брюки, носки. Туфли можно будет оставить. Трусы..? - подполковник с сомнением посмотрел на криминалиста
-Обычно в трусах тоже прячут, - ответил тот на немой вопрос.
-Так что же нам, подозреваемого совсем голого оставить?
- Обычно все изымаем, так надежнее.
-Ну тогда изымайте, - согласился полковник и посмотрел на часы.
-Подозреваемый, у вас есть дома, во что переодеться?
-Разумеется есть... – Олег представил, как его, голого, привезут к дому и будут вести от машины к подъезду и его передернуло от представленного сырого мартовского холода и стыда стоять голым перед всем двором. Мелькнула мысль, что может накроют каким-нибудь одеялом. Но полковник опередил его мысли.
- Дежурный позвонит, пускай сынуля для папы побеспокоится вещички привезти. Не только же отцам за детей отдуваться. Передайте когда пойдете,- распорядился он понятым.
Когда вещи были уложены в пакеты и упакованы в картонную каробку, криминалист заклеил её липкими лентами, наклел бумажки с печатями и спросил полковника:

- Наши будут делать или вы у себя экспертизу закажите?
-У себя сделаем. Оставляйте здесь. Постановление позже оформим.
Криминалист поставил коробку у двери и вместе с понятыми вышел.

* * *

- Ну вот, а теперь поговорим серьезно, - произнес полковник.
Стоять голым перед полковником Олегу было унизительно неудобно. Прикрываться ладонями, как делают мальчишки на осмотрах, было совсем уж не солидно, но и стоять так...
Поискав варианты, Олег таки сложил ладони щитком под животом и замер, не зная как вести себя дальше.
Полковник молча разглядывал Олега, не скрывая что смотрит именно на тело, на грудь, на ноги, на прикрытый пах.
- Отойдите к стене и повернитесь спиной! – вдруг скомандовал полковник.
Олег отошёл, повернулся. Он слышал, как полковник подошёл к нему сзади, немного постоял вблизи и вновь отошёл. Пока Олег слышал чужое дыхание у себя за спиной, в памяти всплыли фотографии чекистов, стреляющих в затылок своим жертвам и стали жутко понятны чувства тех, кто стоял на фото спиной...
- Хорошо, услышал он наконец, можете вернуться к столу
Олег развернулся к полковнику лицом, сделал шаг к столу, но остановился. Полковник сидел на краю стола и подойти к нему вплотную у Олега желания не появилось. Он остался в нескольких шагах от недружелюбного прямого взгляда.
- Вы будете арестованы по делу о распространении наркотиков. Я вам сейчас объясню, что это значит для вас и для вашей семьи.
Олег вздохнул. А что же еще... Не политику же шить. Хотя по нынешним временам могут и какой-нибудь экстремизм придумать, тоже статья говорят знаменитая...
- Мне нужен адвокат. Вы не должны проводить следственных действий без адвоката, – он постарался придать твердости голосу.


- Разумеется, согласился полковник, у вас будет адвокат - сразу же как только уголовное дело будет зарегистрировано, и как только мы отправимся в суд требовать для вас ареста на время следствия. Можете не сомневаться - арест вы получите. Но я бы на вашем месте в тюрьму не торопился. Сейчас, пока дело находится на стадии предварительного следствия и вам обвинение не предъявлено, мы можем всё дело немного в другую сторону развернуть. Давайте-ка я вам объясню что к чему.

- У вас нашли дозу наркотика, предназначенную к продаже. Это зафиксировано понятыми. Будет и экспертное заключение. Следы наркотика будут обнаружены и на ткани ваших вещей. Причем - во всех карманах. Что позволит нам сделать вывод о частом использовании для транспортировки. В крови и моче у вас наркотика не обнаружат, что опять-таки подтвердит версию продажи. Кому вы продавали наркоту мы еще не знаем, но надеюсь вы нам поможете. Ну, или мы обратимся к добровольным помощникам полиции, они тоже не откажутся. Пары свидетелей будет достаточно чтобы посадить вас на долго. Если мы очень постараемся, то мы найдем среди ваших покупателей несколько молодых дураков, которые дружат с вашим сыном в соцсети. Тогда мы будем рассматривать вашего сына не просто как свидетеля по делу папы, а как соучастника преступного сообщества... Во всяком случае разговор с ним будет с самого начала не таким интеллигентным как с вами. Придется заниматься его воспитанием вместо вас. Предполагаю, что ваш Игорь сам еще молод, чтобы продавать, но вот подготовить покупку-продажу для знакомых, это уже в его силах. Как думаете, найдем мы среди его протестных друзей с пролетарских окраин желающих ширнуться? Знаете сколько отломится вашему сыну по малолетству? В составе организованной группы – от 5 до 12, а вам, Олег Игоревич, по максимуму, до 20 лет. Статья там действительно резиновая, а с нашей рекомендацией вы пойдете далеко и на долго. Как вам такая судебная перспектива нравится, а Олег Игоревич?
Олег почувствовал легкий озноб. Пока ему полковник рассказывал о сроках, он вспомнил о перевязке назначенной на завтра – случай падения с высоты с очень сложным переломом тазовых костей. Выходит завтра он никаких перевязок делать уже не будет... а будет он в тюрьме вместе с сыном. Похоже их уже приговорили. Какие уже перевязки...
- Но вы не думайте Олег Игоревич, - не унимался полковник, - чтобы на нарах вам было не слишком сладко, мы не только воспитанием вашего сына займемся. Мы и вашу жену не оставим без внимания! Да-да, жену тоже! Знаете какое совпадение может случится, когда в обнаруженной у вас дозе вдруг выявят части аптекарских препаратов! А ведь как раз ваша жена работает в аптеке, и как раз у неё наверняка есть доступ ко всем лекарствам! Не правда ли замечательно! Может быть мы и не сможем доказать ее причастность к изготовлению, но уж работать она в системе аптекоуправления уже никогда не будет, это точно. А дело конечно на неё выделим в отдельное производство, но потом, когда не сможем доказать сговор и группу, а до того придется и её посадить на время следствия. Года полтора – два. Это не очень долго, но и не мало. И вы понимаете, Олег Игоревич, что я не шучу - полковник с гримасой презрения смотрел на голого Олега. Того знобило и он уже стал заметно дрожать.
- Вы может ещё не понимаете, что от вашей жизни, от вас, от сына вашего, от вашей жены останется в памяти городских сплетниц только мутная история, в которую все трое оказались замешаны. А когда ваш Игорь лет через восемь освободится по УДО, если чудо случится и он доживет, то его уже никто из родных и помнить не будет. Да и кому он будет нужен, уголовник. То, что вы сами когда-нибудь еще раз встретитесь с женой и сыном на воле я сейчас сильно сомневаюсь. Вы понимаете это?
В дверь постучали в открытую щель просунулась голова капитана.
-Ну как ? - капитан был чем-то возбужден и даже весел.
-Заходи, поможешь сейчас, - полковник вновь повернулся к Олегу
-Я вижу вы начинаете понимать, что ваша жизнь уже изменилась и вы никогда, слышите: НИКОГДА! уже не вернетесь к своей прежней жизни, к своей работе, семье, отношениям. НИКОГДА! Теперь всё изменилось. Вы уже в другом мире. Вам долго удавалось жить отдельно от нас, но теперь пришло и ваше время. Вы слышите меня? Не тряситесь. Не вы первый. С этим можно жить. Надо немного привыкнуть и мы вам поможем. Давай капитан, поговори с Олегом Игоревичем. Объясни ему новые правила. Только смотри! Не шибко-то распускай...
И полковник вышел из комнаты.

Капитан подошёл к Олегу, надавил ладонью ему на шею, слегка подтолкнул к себе и заглянул в глаза:
- Что ж ты дрожишь-то так, как там тебя... Не бойся... Опусти руки...

* * *
Когда через полчаса полковник вошёл в комнату, он застал капитана сидящим на столе, а Олега на полу, прижавшегося спиной к противоположной стене и обхватившего руками колени.
- Поговорили? – задал вопрос в воздух полковник
- Все рассказал. Показал на пальцах. Теперь наш доктор всё понимает и больше никаких неясностей у нас не будет, - блеснул глазами капитан.
- Так?- повернулся уже к Олегу полковник. Тот молча кивнул, не поворачивая лица.
- Ну тогда нечего там сидеть, вставайте и подойдите к столу. Освободи место. – бросил капитану полковник и тот легко спрыгнул на пол.
Олег встал и тяжело переступая шагнул к столу. Весь живот его в центре и справа под ребрами был красным от ударов, на левой щеке и скуле ярко розовели пятна.
- Это что? – полковник зло глянул на капитана
- Виноват, не удержал доктора, упал он на пол и вот приложился так неловко. Но он не в претензии, ведь так, доктор, или как вас там...- капитан хмыкнул
- Всё ёрничаете, капитан. Аккуратнее быть надо с подследственными. Кто ж это по лицу... Не бойтесь, Олег Игоревич, мы постараемся больше никогда не допустить подобного. Собственно нам немного осталось - договорить, поставить так сказать все точки над i, и мы вас отпустим отдыхать.
Олега поставили к столу, он обнял руками живот. Полковник стал через стол напротив и говорил с ним опять глядя прямо в глаза, а капитан остался сбоку и постоянно маячил на краю зрения темным пятном, нечеткой но явной угрозой.
- Вы помните, я говорил, что вам надо добиться у сына такого отношения к этим всем протестным идеям, чтобы одно упоминание о них вызывало у него отвращение и страх, вот как у вас сейчас, когда вы капитана видите. Не только кулаками можно действовать. Можно и любя. Вы думаете, что физические наказания неэффективны, а это неправда. Еще и как эффективны. Лучше не бывает. И действуют в любом возрасте. Я вам сейчас это очень легко докажу
Полковник потянул на себя ящик стола и вынул от туда пару обычных кожаных ремней для брюк. Он поднял один, складывая вдвое и вытягивая через сжатый кулак перед лицом Олега. Смотреть на упругую полосу кожи было дико из-за нереальности явно демонстрируемого намерения. Сердце проваливалось и глухо било в горло. Олег закрыл глаза. Его... будут бить ремнём?

- Я вас, Олег Игоревич сейчас выпорю – подтвердил полковник дикую догадку, - чтобы вы точно знали, каким бывает наказание за непослушание и чтобы у вас никогда даже желания ослушаться не возникло. Вы слышите меня, Олег Игоревич? Наклонитесь вперед и поставьте локти на стол. Вот так. А теперь приготовьтесь. Ведь вас же не придется держать силой? Терпите!
Потом он обошёл стол и встал с ремнем в руке слева от склонившегося над столом Олега. Справа стоял капитан, тоже с ремнем.
Полковник оперся левой рукой на спину Олега и сильно вскинув вверх правую, резко ударил ремнём по ягодицам. Спина под ладонью вздрогнула. Капитан взмахнул справа и тоже ударил. Удары посыпались один за другим. Ягодицы и бедра быстро покраснели, порой ремни захлестывали и оставляли полосы на боках. Иногда особенно сильным ударом прорубали они багровый рубец на коже, который недолго оставался ярким штрихом, но скоро сливался с нездоровой краснотой воспаления над ягодицами и бедрами.
Полковник руку со спины не убирал и чувствовал, как дрожали мышцы под кожей, как горбился, выгибался Олег напряженной дугой над столом, пряча лицо в скрещенные руки и соскальзывая ногами все дальше от стола, пока почти не лег на него животом. Сдавленный хрип рвался наружу. Голова подрагивала от напряжения мышц, но возможности расслабиться не было – удары продолжали сыпаться быстрее и так же сильно, как только могли сильно хлестать ремнями два здоровых мужчины.
Когда удары прекратились, Олег лежал лбом в луже слёз и слюны, пытаясь опереться на руки и подняться над столом. Но сил в руках не было.

- Полежите, не торопитесь вставать, - полковник расслабленно похлопал ладонью по спине Олега, - Сейчас капитан принесет вам попить, и мы закончим уже наш разговор.
- Мне нужно в туалет, - прохрипел Олег со стола
- Будет вам и туалет... – полковник кивнул капитану и тот вышел.
Вернулся капитан с бывшими «понятыми» из дежурной части. Один из них нес ведро.
Вдвоем они подхватили Олега, помогли распрямиться, приставили спереди ведро и скомандовали: «Ссы давай!».
- Я так не могу, хотя бы к стене, - Олег морщась от боли и напряжения едва переставлял ноги. Но парни быстро оттащили его в сторону, упёрли лбом в стену для устойчивости и отдав ведро держать самому, остались стоять по бокам.
Полковник и капитан остались у стола пить принесенную в бутылках воду.
Когда Олег наконец справился, страшно смущаясь громкого звучания мочи, и вернулся к столу полковник открыл и протянул ему бутылку с водой:
- Ну что скажете, Олег Игоревич, сильно страшное телесное наказание вы пережили? Не смертельно ведь? И смотрите - через пять минут уже почти никакой боли и не осталось. Еще час пройдет и следов почти не будет. Ведь точно не сравнить с теми травмами, которые вам лечить приходится. А если спросить вас сейчас, согласитесь ли опять на такую порку – ведь откажетесь, и очень сильно возражать будете! Потому что запомнилось, еще и как запомнилось. Точно так и с детьми. Такие наказания на всю жизнь усваиваются. И повторять особенно не требуется, если с умом наказывать. Надо только точно объяснить своему воспитаннику, за какие грехи он получает и как поступать, чтобы больно никто ему впредь не делал.
Как вы Олег Игоревич думаете, сумеете вы объяснить сыну, что митинги и антиправительственные действия – это плохо и за это больно бьют? Я очень надеюсь, что сумеете и мне не придется с нашим капитаном еще и вашего сына драть. У нас своей работы хватает, чтобы еще и воспитанием на стороне подрабатывать.
Что же вы молчите, Олег Игоревич? Понимаете что я вам предлагаю? Вы берете на себя обязательство разобраться по-родительски со своим сыном, а мы с товарищем капитаном ваше дело по наркоте пока прикроем. И вам будет хорошо и нам спокойно! Не верите? Нам не верите или своим силам не доверяете? Неужели не справитесь? А я вам сейчас один фокус покажу, вам точно поможет. Вы станьте к стене, вон туда, спиной к нам.
Олег увидел как полковник опять выдвинул ящик стола и вынул прут - его опять затрясло, он вспотел холодным липким страхом:
- Я не могу, я не выдержу больше...
- Мы же вроде договорились, что никаких больше неясностей у нас не будет, - капитан подхватился к Олегу.
- Помоги, капитан, Олегу Игоревичу к стенке дойти,- полковник тоже направился к противоположной стене.
- Руки за голову и стойте прямо. Не бойтесь, это быстро. Я вам только хочу разницу между родительским воспитанием и настоящим наказанием продемонстрировать. Один разик только. Это как вакцина. На всю жизнь.
В руке полковника был не длинный, упруго качающийся своим весом гибкий прут, обмотанный темным пластиком. Подполковник примериваясь покачал им вверх-вниз и широким резким замахом с плеча врезал Олегу поперек пылающих красным ягодиц.
Удар сильно толкнул Олега вперед, он изогнувшись ударился в стену животом и рывком отвернул голову в сторону; глаза его были полны ужаса, рот сжало судорогой, из горла рвался крик, а сам он не чувствуя ног, сползал вниз по стене, вытягиваясь спиной и мелко ударяя сжатыми кулаками в штукатурку...
Как и почему у него отказали ноги, Олег не понял, его всего с головой накрыло болью, он просто не мог больше стоять, говорить и даже кажется дышать тоже. Он лежал под стеной с открытыми глазами оцепенев всем телом.
Через пару минут его подняли на ноги, но стоять он все равно не мог и его уложили лицом вниз через край стола. Полковник крикнул в коридор, чтоб принесли стулья. Сидеть ему удавалось тоже с большим трудом, но облокотившись грудью на стол, он мог по крайней мере удерживать равновесие и дышать.
Капитан полил ему на голову воды и Олега стало трясти крупным ознобом.
Оказалось, что сын с одеждой уже давно ждал у стойки дежурного. Бывший понятой принес пакет с вещами. Пока Олег, немного придя в себя, медленно, как во сне, стараясь избежать боли, тянул на себя свитер, штаны, носки, полковник и капитан молча разглядывали его - его исполосованные ягодицы и бедра, дрожащие руки, мокрое, застывшее маской отчаяния лицо .
Потом, что еще мог вспомнить Олег в тот день, полковник опять говорил ему про уголовное дело, давал подписать бумаги, сказал, что «отпускает под подписку о невыезде под обязательство разобраться с сыном («выпороть Игоря» сидело занозой в мозгу), что второй такой «вакцины» ему в жизни уже точно не понадобится, и сыну он такого не захочет, и жене тоже»...
После его отвели под руки к такси, а у дома он не мог встать на ноги и рухнул на колени как-будто пьяный. Сын и жена с двух сторон подняли его и довели до квартиры. Там он сделал себе укол и уснул.

* * *

Утром Олег долго не мог заставить себя думать - мысли скакали. На работу разумеется не пошёл. Отзвонился, что потянул спину и возьмёт больничный. С женой говорить не стал, это долгая история, как и с сыном. Отложил на вечер. Надо разобраться со своими чувствами, надо самому найти решение. Надо обдумать, что случилось и как быть теперь.
Жгучий стыд вчерашнего унижения, когда его голого и запуганного арестом сына и жены, капитан бил по лицу, по голове и по ребрам; когда он уже не мог сопротивляться, даже боялся вскрикнуть и позволил пороть себя ремнем по заднице до слез и лужи соплей на столе; память о страшной оглушающей и парализующей боли последнего удара - отключали мозг от рациональных рассуждений.
Хотелось выть от бессилия и плакать. Боль возвращалась при каждом шаге, хотя и не такая пронзительная, но всё равно чувствительная, заставляющая хромать и едва передвигать ноги. Понятно было, что тяжёлым прутом поврежден седалищный нерв – контузия со временем пройдет, боль тоже... Стыд останется.
Стыдно быть слабым, когда тебя бьют, стыдно не сопротивляться когда тебя намеренно унижают, но что делать когда уголовное дело, наркотики, реальная угроза тюрьмы для жены и сына... а ты один против всей системы государственного насилия.
А поверх стыда и боли всплывало ещё – «Этот гебешник, эта сволочь, требовал бить сына - чтобы я порол Игоря так же, как и он меня. Полковник требовал, чтобы я бил сына или он сам с капитаном будет «воспитывать»...

- Нет, так не должно быть, надо думать. Нужен адвокат. Игоря надо срочно отправить. Его нужно спасать, пускай уедет. Надо позвонить сестре, чтобы она приняла у себя. С Ирой сложнее – она на работе и ее могут забрать в любой момент. Что говорил полковник про дело? Подписка о невыезде для меня, дело уже есть и они могут любого «пристегнуть» хоть свидетелем, хоть соучастником... Надо думать. Кому позвонить сейчас? Утром никого не найдешь, все на работе. К сестре! Сколько времени сейчас в Канаде?
Когда его родная сестра уезжала с мужем в Канаду, у Игоря еще была надежда на нормальную жизнь в России и на призывы тоже уехать, он отвечал, что пока будет делать карьеру, важно стать специалистом. Даже в гости не собрались за столько лет. А теперь кажется уже и не получится.

Он взял в руки мобильный и еще не отстегнул его от зарядки, когда тот задребезжал вызовом от неизвестного абонента. Олег посмотрел на экран – номер был городской и он нажал на «Ответить»
- Доброе утро, Олег Игоревич. Звонил к вам на работу, а вы оказывается приболели. Надеюсь ничего страшного? У меня к вам просьба небольшая. Вы не заняты сейчас поговорить?
Незнакомый голос, в голове у Олега пронеслось вихрем, что возможно это в продолжение вчерашней провокации, сейчас попросит наркотиков, а разговор на записи и потом пришьёт к делу.
-А кто вы, мы знакомы?- Олег удивился своему севшему сиплому голосу
-Вот так да, Олег Игоревич! Неужто запамятовали? А я-то надеялся, что мы теперь на долго знакомство свели...
Олега облило жаром, он узнал полковничью интонацию и срывающимся голосом уточнил:
-Товарищ полковник?
-Именно так, Олег Игоревич, именно так! И заметьте (полковник осклабился в трубку), я для вас даже исключение сделаю - вы меня можете по прежнему своим товарищем называть, а не гражданином, как полагается подследственному.
- Я слушаю вас, - Олег постарался избежать прямых обращений
- Для начала хотел узнать, как ваше здоровье, пришли ли в себя после вчерашнего? Вот на работу не вышли, это нехорошо. Как самочувствие?
- Вы разбили мне мышцу и кажется повредили нерв. Я сейчас стоять не могу. Такой ответ вас удовлетворит?
- Ай-яй-яй! Нехорошо получилось, – развеселился полковник, - Нельзя нам себе такого позволять, даже когда подследственные напрашиваются. Но надеюсь, это не надолго и второго раза уже точно не будет?
- Это зависит от меня? Ведь это вы творите, что хотите.
- Ну не сердитесь, - продолжил посмеиваясь полковник, - иногда так случается в нашей работе. Хотя и от вас зависит многое. Но я собственно почему звоню, мы вчера вроде как договорились, что уголовное дело по обвинению вас в преступлении, предусмотренном 228-й статьей уголовного кодекса РФ, мы пока у себя придержим, а вам надо поторопиться и поговорить с сыном по настоящему, так чтобы был виден воспитательный момент не только в мыслях, но и на деле (полковник явно усмехнулся). Вы понимаете о чем я говорю?
Олег мучительно пытался придумать, как ответить, но мысли метались.
- Я не слышу ответа! – посуровел полковничий голос, - Вы меня слышите?!
- Да, конечно,- Олег судорожно сглотнул
- Вот и прекрасно, с учетом вашего болезненного состояния я вам позволю еще немного пофилонить, но не надейтесь, что вы сможете устраниться от своих родительских обязанностей. Сыновей нужно воспитывать как следует. И если вы этого не поняли, так я лекцию для вас могу повторить. Вы должны наказать сына и я хочу видеть, как вы его будете наказывать. Видео сделаете на свой телефон и принесете мне, как доказательство своего сотрудничества. У вас три дня. Через три дня вы явитесь в наше Управление, ко мне с видео, на котором будет четко видно, что вы наказываете своего сына ремнем по заду и конкретно объясняете, за что именно наказываете. И чтоб жопа была голая. Не вздумайте хитрить. У меня есть возможности проверить вашу честность и не дай вам Бог попытаться меня обманывать. Всё ясно?!
- Да...- лицо Олега горело
- Повторите, что вы должны сделать!
- Я должен принести вам видеозапись наказания сына... – Олег судорожно вздохнул - ...через три дня.. Но будет же воскресенье , через три дня - воскресенье!
- Значит в понедельник утром. Я вам повестку пришлю. Всё ясно?
- Да...
- Вот и прекрасно. Выздоравливайте и не забывайте про ваши родительские обязанности. До понедельника, - полковник отключил связь...




_____________________________________________________________

То, что должно быть сказано, должно быть сказано ясно. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
-участник сейчас на форуме
-участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 2790
Права: смайлыда,картинкида,шрифтыда,голосованиянет
аватарыда,автозамена ссылоквкл,премодерациявкл,правканет



Добро пожаловать на другие ресурсы